kseniapo (kseniapo) wrote,
kseniapo
kseniapo

Categories:

Antonio Gades и выставка, испанцы и я

Дневник № 300                                            
21 марта 2014
                           
                                         
                                       
                          Здесь можно видеть, как он танцует:

Здесь о нем прочитать :
http://www.kino-teatr.ru/kino/acter/m/euro/76198/bio/

Я же начну свой субъективный дневниковый рассказ, навеянный выставкой.


Приехав в Испанию около двадцати лет назад, я  восхищалась всем, начиная от людей, жизни вокруг и заканчивая китайскими ресторанами, казавшимися тогда воплощением  роскоши европейской жизни.
Сейчас  в китайский ресторан с некоторыми друзьями  мы еще ходим по сложившейся традиции, но ничему не удивляемся, все привычное и обычное.
А вот людьми и жизнью вокруг я продолжаю  восхищаться и не устаю это повторять.


На фотографии видим фойе в Доме культуры. Сюда я вхожу каждый день кроме воскресных, чтобы заниматься в зале на хорошем рояле.  Эту возможность, без которой моя жизнь была бы не жизнью, испанцы  мне предоставляют всего за один-два  бесплатных концерта в год.

В фойе  часто бывают различные выставки.
Есть постоянный бережно хранимый  экспонат, связанный с  прошлым  Гуадаррамы: на фотографии виднеется справа  старинная машина для показа кино.

Антонио, который в юности  «крутил» кино в Гуадарраме, сейчас работает  дежурным. Сначала мы с ним не очень ладили, и я старалась проходить мимо как можно быстрее, но постепенно возникло доверие, и он  стал  для меня   кладезем народной мудрости и творчества. Рассказывает, какой была Гуадаррама раньше,  поет народные песни по поводу  любого  происходящего события, высвистывает много различных мелодий, нередко огорошивает  поговорками и  анекдотами,  которые  я с первого раза не всегда просекаю!
Вот он у машины.


К чему я это пишу? А к тому, что почти все испанцы, с которыми меня столкнула судьба, поют, танцуют, пишут картины или книги, хотя их профессия может быть  совершенно другой. Основы  же закладываются в школе, где всех обучают азам нотной грамотности и игре на флейте, где обязательно водят на выставки, в музеи  и т.д.
На выставки дети приходят и сюда.
С  левой стороны на фотографии  фойе выше  видна группка школьников, выходящих из фойе. Они  были приведены на  недавно открытую выставку   Фонда  Антонио Гадеса. Им рассказывали, показывали, и их любопытные мордашки  облепляли каждый экспонат.

Фотографии ребятишек, к сожалению, я сделать не смогла. Не сразу вышла из тупого состояния  «ничего не хочу», в котором долго пребывала, так  сильно  действует негативная информация, в том числе и в Интернете, что человек может  сломаться.       
Но к испанцам это не относится, они как раз, как и забота   друзей, из этого   негатива меня почти  вывели. И  еще один штрих  возник сегодня.

Среди школьников был соседский мальчишка. Увидев меня в фойе, он просиял и с такой бурной  радостью  размахивал  руками, что некоторые дети оглянулись и тоже стали  приветливо улыбаться.
Это заставило меня переместить внимание от унылого  «себя» на радость вокруг, а  заодно  и на музейные экспонаты.

  Katia Telleschi. Retrato Antonio Gades, 90,4 X 152,2 cm.

Антонио Гадес (1936 - 2004), выдающийся испанский танцор, исполнитель фламенко,  хореограф, актер,  был связан творческими и дружескими узами со многими  замечательными людьми своего времени.
Потому  выставка, по словам, устроителей, есть взгляд не только на творчество Гадеса, но и на современное искусство, любителем и коллекционером  которого он был.
На выставке помещены автографы людей, с которыми Гадес общался,  портреты, ему посвященные,   его личные вещи, фотографии.  И все это не парадное, а как-то очень личное, человечное, дружеское,  интимное.
Отдельные фотографии у меня расплываются, как всегда, но вряд ли успею их перефотографировать , так что на многом оставляю свой интимно-расплывчатый автограф.

Вот с этим чемоданчиком с предметами макияжа, Гадес приходил на спектакли.

Вот как он готовил свою хореографию, обратите внимание на квадраты, линии и круги,
«выстрелят» скоро и для меня неожиданно: 



                                    Круги, квадраты, линии, а также глаза

Гадес, оказывается, писал и картины.
Краски, похоже, списывал с меня, хотя я тут позирую  для другого: чтобы вы представили размеры картин!


Антонио Гадес. Акварель, гуашь, фломастер, бумага, 40,3 х 30,3 см.





Некоторые его знаменитые друзья  тоже не скрывали  своей страсти к живописи,  и никто из них не прошел мимо Пикассо.

Рафаэль Альберти (1902 – 1999), начинавший как художник, но прославившийся как поэт Серебряного века в Испании, один из основателей группы «Поколение 27» (имеется в виду 1927 год), к которой относился и Гарсия Лорка. Так как  Альберти был коммунистом, то на русском языке о нем есть достаточное количество литературы.
На этой фотографии Альберти и Гадес.

Следующие две работы Альберти посвятил Гадесу. Первая очень сексуальная.





А теперь работы Альберти, которые были в коллекции Гадеса.
Вся эта  поэтическая серия  назвается «Глаза Пикассо».



Переводить стихи не стала, многие из них при помощи моего фотографического штампа расплываются….
Да и подумать немного надо.











Автограф Пикассо, занимающий на выставке почетное место, как-то мне не очень понятен с точки зрения  художественного достоинства (ругайте меня, заслуживаю!).
При внимательном рассмотрении нахожу  круги-глаза, или мне они уже стали видится всюду?

Огромный лист бумаги, крошечные фигурки, трудно интерпретированные, но намеки есть: горы, быки, torreros….
Больше всего, меня  тронула подпись Пикассо, его написание букв (вверху).


Хосе Ортега тоже подарил гравюру, и  у него тоже круги, квадраты, линии, и   я пристрастно вижу намек на глаз:

José Ortega. Гравюра, 1969, 38,2 х 28,7 см



José Jardiel вписывает в круг-глаз фигуру танцора, но танцор из этого круга стремительно вырывается.
Это напоминает  о манифесте группы «Hondo”, к которой художник принадлежал в 60-е годы. Группа противопоставила   абстракционизму экспрессионисткий нео-фигуративный  стиль  для того, чтобы создать хронику испанской жизни. Правда, группа скоро перестала существовать, но выяснением подробностей я пока не занималась.

José Jardiel (1928 - 2000). Recuerdo de un festejo, 1975, tinta sobre bandeja de cartón, 32,5 cm de diámetro.


К этому же стилю, как мне кажется, принадлежит, бронзовая фигура, у которой я запечатлелась для того, чтобы снова дать представление о размере. Не моем! На моем фоне все испанцы и даже статуи кажутся маленькими!
С торсом Гадеса я подружилась, статуя мне явно нравится, как и  художник,   ее сделавший.



Antoni Miró. Торс Гадеса, бронза, 1978,Фонд Антонио Гадеса

Antoni Miro (1944) художник и скульптор. К творчеству Гадеса обращался неоднократно.  В интернете нашла несколько фотографий, которые и помещаю в заключение.


Далее  с вами прощаются  два удивительных лица.
Лицо седовласого мудрого красавца (я в него влюбилась!), приближенно к нам.  Магическое лицо Гадеса (я в него тоже влюбилась!) движется на картине,  исчезающее или приходящее?
И две полуулыбки. И глаза, обращенные в неведомое .

Tags: Antoni Miró, alberti, antonio gades, ortega, picasso, Гуадаррама, выставки, личное
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 9 comments