kseniapo (kseniapo) wrote,
kseniapo
kseniapo

Category:

О выставке Рубенса

(рондо с двумя контрастными эпизодами).
  
2 декабря 2010 г.                                   
Сегодня ездила на новую выставку Рубенса.


         
Гидом была Белен. И это заставило пожалеть,
что все это время я игнорировала ее замечательные курсы.

На выставке показано 90 картин Рубенса, хранящихся в Прадо.              
Давно у меня не было  такой радости от картин Рубенса.                   
Они здесь так расположены в пространстве,
что их можно видеть с разного расстояния.                                                          
И тогда открывается вся их немыслимая художественная красота.          
Красота света, легкости, когда исчезает привычная рубенсовская телесность,
но остается ощущение радости.

Первый, кто мне встретился, были Конь и Герцог де Лерма.                            
Именно в такой последовательности,
потому что не знаю никакого другого изображения коня,
равного этому. Конь живой, дышит и смотрит на нас,
что-то говорит, и едет к нам.

                              Эпизод первый. Белый конь

 Когда мне открывали Рейки,
то перед двумя инициациями должно было пройти много времени.
В это время мы разговаривали с Гулей, мастером Рейки.
Кроме маэстрии, она была и экстрасенсом
(Рейки к этому никакого отношения не имеет).                             
Гуля иногда видела что-то, похожее на картинки.                                          
Вдруг она спросила:                                                                                                  
- Кто в Вашем окружении занимается лошадьми?                                                  
- Никто… почему?                                                                                                   
- Я сейчас увидела белую лошадь.                                                                      
Значит, кто-то появится позже.

Стоит ли говорить, что я стала ждать  появлений.                              
Прошло некоторое время, и у меня появилась ученица,                    
занимающаяся верховой ездой,
и она  мне все уши прожужжала рассказами
о  любимом белом коне!                                                       
Потом возникла семья,
которая однажды мне спасла 
жизнь.
С этими удивительными людьми  меня связала                                       
и связывает до сих пор многолетняя дружба.                                            
Глава семьи занимается конным спортом,                                                           
так что постоянно какая-то информация
возникает в связи с лошадьми.

И  важным почему-то стал                                                                       
и этот белый рубенсовский конь.

    Запрограммировала меня, видно, экстрасенс!?

 Фотографировать в Прадо не разрешают,
но я контрабандой успела довольно многое запечатлеть,
прежде чем это увидели и запретили именно мне.                                                                                              
Фотография «Портрет Герцога из Лермы» (1603) некачественная,                      
но я ее помещаю потому, что она передает
краски точнее всех виденных мною репродукций.                                             
И потому, что я люблю этого коня!  
Смазанность фото это подтверждает!                                                                  
Эта картина, одна из немногих подписанных Рубенсом,                              
была создана во время поездки Рубенса
из Италии в Испанию в качестве
посла Герцога мантуанского к Королю Филиппу  
III.                                                 
Герцог де Лерма обладал властью королевской,                                         
и это чувствуется в картине Рубенса.                                                                 
Но для меня главное в ней, ни герцог, ни власть,
ни все исторические ассоциации, а Конь.                                                          
Вот, что такое сила искусства!
Конь ближе к зрителю, он смотрит на зрителя,
он в движении, он красив своей развивающейся гривой,
на нем королевская корона.                                                                               
Разве может Герцог состязаться с ним?                        

 

 Еще один конь, другой, но похожий (модель явно была одна!)
в картине «Сражение Святого Георгия с драконом» (1644).
Здесь уже всадник – главный герой,
но конь с ним слит воедино в этой вихревой
закрученной барочной композиции, где все в движении,
кроме неподвижно стоящей Принцессы,
ради которой и сотворилась вся эта битва.
 
Именно так трактует, как мне кажется,
эту историю Рубенс, в отличие от Карпаччо.

Я раньше немного написала о сходной
картине венецианского художника,
потому сделаю вставку, хотя она сильно отвлечет                           
от Рубенса, да и стиль иной, но удержаться не могу.                                 
Вместо того чтобы «сотворять» заново,
сразу – «клик» и готово!

                     Эпизод второй. Карпаччо.

                      Vittorio Carpacсio (1473 – 1526)

Венецианский художник, хотя одни считают,
что его корни в Греции, другие – во Фландрии
(он очень хорошо знал фламенко).                        
Картины Карпаччо - своеобразные исторические рассказы.                            
Язык в них аллегорический.
Они - документы своей эпохи и требуют расшифровки
как, например, картины на мифологические темы.           
В них много символов и прямого отражения
существующей религиозной ситуации,
а также и атмосферы религиозных орденов,
так как Карпаччо создавал картины по заказу.

Например, «Святой Георгий и дракон» (1502 – 1507),
связанный с орденом Святой Урсулы.
Я в это вдаваться не буду, а напомню миф.
Дракон терроризировал весь город, сначала поедал животных,
а   потом ему стали приносить в пищу девушек и юношей.                             
Наконец, дошла очередь до принцессы.                                                                         
И Тут для ее спасения явился Святой Георгий
(еще раз убедив меня в том, что принцессой быть очень даже неплохо!).



Святой Георгий у Карпаччо изображен на коне,
без головного убора, но с копной золотых волос
и сиянием подобно нимбу над головой
– явный посланец небес.                                                                                 
У Рубенса он в шлеме.

Во втором варианте картины есть и нимб.                                                      
В картине мы видим  принцессу со сложенными руками,                                            
в молитвенной позе, обращенной к Георгию.                                                           
(Видимо, на подплывающие корабли у нее надежды мало!)                             
Вонзив длинный шест (примета турниров между рыцарями) в горло дракона, Георгий пронзает дьявола, потому что все рептилии в это время воспринимались как проявление дьявольского начала.                
И как доказательство этого дьявольского,
злого - валяющиеся на первом плане картины обезображенные трупы.

 

Босх!

Таким образом, Дракон – это не столько дракон, сколько дьявол.                     
А если вспомнить, что в этот период венецианцы опасались и боялись турок, то дракон несет в себе еще один символ….                        
Посланец небес освобождает принцессу совсем не бескорыстно.
Напротив, как показывается Карпаччо в следующей картине,
а это единая серия из нескольких картин, Георгий начинает даже шантажировать.

                                                                                                                                                     И И все для того,
чтобы обратить в христианскую веру.                                   
Таким образом, картина Карпаччо – это своеобразный исторический рассказ
о том времени, весьма идеологизированный.                                                                           
Пропаганда существовала всегда!

У Рубенса же не рассказ, а действие, жизнь, накал чувств.                                   
И Святой Георгий борется за жизнь и счастье невинной чистой девушки.

Религиозные темы Рубенса привлекали весьма.                                      
На выставке экспонировались портреты  “
El Apostolado” (1610-12).          
Художника вдохновили здесь Микеланджело и Караваджо.

На выставке удалось сфотографировать три портрета:                                          
San Pedro, San Juan Evangelista, Santiago el Mayor.

Святой Иоанн очень красив и женственен!                                                        
Рюмка в его руке отнюдь не свидетельствует о любви к вину.                       
Это знак отравления.                                                                                            
Кстати, эта серия была популярна и бытовала в разных коллекциях,
пока ее не перекупил все тот же Герцог де Лерма.

 

 

«Поклонение волхвов» (1609 -1628/29) имеет свою историю.                 
Первый вариант был написан для мэрии
Amberes,
но когда Рубенс приехал в Испанию,
он увидел картину в испанской королевской коллекции.                                        
К этому времени он уже был на другом этапе развития
и в другой социальной ситуации,
потому решил сделать в картине изменения.

Любопытно, что это не было связано с религиозными идеями.                       
Он изменил композиционные моменты и включил свой автопортрет
(увековечивая себя и свой статус знати вверху справа),                                        
а также сделал стилевые поправки, приближая язык к Тициану                        
(в детали входить не буду, да и не готова).                                

 

Вот изображение четче (из Интернета), но свое я оставила.

 

Рубенс создал 1.400 картин.                                                                                   
Это было бы невозможно без мастерской, в которой с ним работали
и другие художники, в том числе выдающиеся.

В цикле “Los sentidos” (1617-18) принимал участие
Ян Брейгель Старший (1568 – 1625).
Фигуры в этих пяти миниатюрных картинах выписал Рубенс,
а все остальное - Ян Брейгель.                                         
«Зрение»
                                   
 






«Слух»

 

 

 

По всеобщему нашему убеждению лучшая картина Рубенса                              
на этой выставке: «Танец крестьян».               
Удивительная пластичность, движение,
разные индивидуальные характеры,
сочетание цветов, органичная, естественная композиция .
Не могла оторваться от этой картины,
вызывающей ощущение мягкости, нежности, тепла.                   
Стоя перед картиной, я и коня соседнего не видела,                        
обнаружила только на фото.

 

На прощание меня сфотографировали с рубенсовским конем.

А ведь он на меня смотрит!
Летит, спасая,
а я стою столбом, подобно принцессам
на картинах Рубенса и Карпаччо,
и робко улыбаюсь, в отличие от них…..

                  

 

 

 

 

 

 

 

 


Tags: Выставки, Рубенс
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments