kseniapo (kseniapo) wrote,
kseniapo
kseniapo

Categories:

Эдуард Мунк (1863 – 1944). Выставка. Размышления

 Дневник № 371


                            Я не верю в искусство,
                                                    если оно не возникает
                                                    как потребность человека
                                                    открыть свое сердце.

                                                    Все искусство,
                                                    как это случается с музыкой,
                                                    возникает вместе с живительным соком
                                                    самого существования.
                                                    Искусство есть живительный сок жизни.

                                                                                        Э.Мунк



30 октября 2015
Утром рано побежала в банк оплатить поездку в Мадрид на эту выставку.
Оплатила, спокойно подошла к площади, от которой нас повезет на выставку маленький автобус, и вдруг ринулась домой.
Почему?
Видите ли, кому-то безумно захотелось, вспрыснуться любимыми духами!!??
Вспрыснулась и мчалась, чтобы успеть обратно на площадь,
летела аки безумная птица с раскрытым задыхающимся ртом
и выпученными глазами!
Мчалась и думала:
Вот, еще одна роднится сумасшествием с автором «Крика»!


Перед музеем Тиссена осенняя идиллия.
Перед кассой толпа.
Гуадаррамские экскурсантки
смотрят задумчиво.




Как и многие, я хорошо знала только «Крик» Мунка.
Мунк криком меня не привлекал, им я настолько не интересовалась,
что даже не задумывалась, откуда он сам, Мунк.
Мне было все равно, кто он, и только теперь вдруг осмыслила,
что он из загадочной для меня страны - Норвегии.
Меня тянуло туда более 20 лет, особенно в те моменты,
когда моя жизнь заходила в трагические тупики
Некоторые близкие друзья, которым я надоела со своей норвежской мистикой,
мне говорили: «Прошу тебя, не езжай! С тобой там что-то случится!»
Но я все равно мечтала о стране моего любимого Грига как о спасении!
В последние годы мысль о Норвегии приглушилась, но не исчезла.

И тут выставка Мунка.
Всплыла загадочная душа Норвегии.
В картинах Мунка я увидела не Норвегию, а то,
что обнажается в твоей душе, эту грань,
когда чувства разрывают телесную оболочку,
и ты понимаешь, что эта оболочка, очень непрочная и временная,
но только она отделяет все живое от смерти.

Наша славная, знающая и увлеченная Белен,
выразительную руку которой вы видите далее на фотографии,
связала картины с биографией Мунка,
с его встречами и друзьями в Норвегии, Париже и Берлине,
с личностью Мунка, на которой  отпечатались
смерть матери и сестры от туберкулеза,
психическая болезнь другой сестры
и собственное психическое нездоровье художника,
угарный чад богемной жизни,
но и его любовь к жизни, к женщине и к природе Норвегии.
Все запечатлелось в персонажах, в характере композиций,
особенностях света и красок в его полотнах.




В музее меня остановили при попытке фотографировать,
а жаль, так как фотографии ближе по цвету к реальным картинам,
а не тем резким, которые пришлось взять из Интернета.
Согласитесь, что в более приглушенных тонах этой картины, как на снимке выше,
больше меланхоличности, которую Мунк изобразил здесь, чем в фотографии из Интернета.
Картина в Интернете красива, хороша,
но в первую очередь в ней замечается  красота,
которая в оригинале спрятана, чтобы вы разделили
состояние тихой печали этой молодой женщины.



Atardecer. Laura, la hermana del artista
1888. Óleo sobre lienzo. 75 x 100 cm. Museo Thyssen-Bornemisza.


Мунк, обнажая чувства, уходит от тех реалистических изображений,
которые чувства обнажают, как бы останавливая.
Мунк делится с тобой, и ты невольно ему внимаешь,
даже если сопротивляешься.

Выставка была построена не по хронологическому принципу,
а по архетипам картин Мунка.
Эта картина с портретом сестры Лауры
относилась к разделу «Меланхолия»

Другой архетип «Смерть».
Переломным моментом в творчестве Мунка была картина «Больная девочка».
В ней он отходит от импрессионизма и, по его собственным словам, ищет экспрессию. Он   возвращается к ней неоднократно, даже и через 20 лет.
Так написано в его заметках.
На выставке я видела картину, которую смазало пиратское фото,
но картина явно импрессионистична, и по цвету сильно отличается от интернетной.
Очень понравилась именно картина на выставке
этим исчезающим лицом девочки, движением, вибрацией красок.







La niña enferma
1885-1886. Óleo sobre lienzo. 119,5 x 118,5 cm. The National Gallery. Oslo. Noruega.




La muerte de madre
1899-1900. Óleo sobre lienzo. Kupferstichkabinett Kunsthalle, Bremen. Alemania.


Следующий архетип – «Паника».


Atardecer en el Paseo Karl Johann
1892. Óleo sobre lienzo. 84,5 x 121 cm. Colección Rasmus Meyer. Bergen.


Этот архетип связан с «Криком».
Того «Крика», который мы все знаем, на выставке не было.
Его никогда не вывозят из Норвегии!
Но «Криков» было несколько, если не ошибаюсь, четыре. И один из них был на выставке – небольшая гравюра. Все гравюры мне понравились очень своим рисунком. Сразу чувствуется мастер.

По поводу крика, крика Вселенной и испуганной души Мунк неоднократно рассказывал в своих заметках.
Его заметки (тетрадками) опубликовали специально для выставки.
Я купила и теперь кое-что для вас перевожу.

«Смеркалось, я прогуливался по тропе, город в одной стороне, фьорд в другой . Уставший и недомогающий, я остановился созерцать фьорд, не обращая внимания на удаление моих друзей. Солнце заходило, и воздух сделался красным
как кровь, чувствовал, как словно Крик пронзил Природу, чувствовал Крик. Написал эту картину, писал воздух и облака как кровь».



El grito
1893. Óleo, temple y pastel sobre cartón. 89 x 73,5 cm. The National Gallery. Oslo. Noruega.


Заломленные руки есть и в других картинах, с другой темой и другим архетипом: «Женщины».
Женщинами у Мунка было много. Но Мунк не хотел иметь семью, детей, чтобы им не передались наследственные болезни. И в архетипе «Женщины», и в архетипе «Любовь» Мунк нередко изображал страдание. Страдание обоюдное.

«Я пишу не то, что вижу, а то, что видел»

Например, картина под названием «Пепел»



Cenizas
1894. Óleo sobre lienzo. 120,5 x 141 cm. The National Gallery. Oslo. Noruega.


Или картина, рисующая девочку в период полового созревания.
В ней Мунк видит черты свой умершей от туберкулеза сестры.
Можно сравнить портрет сестры и девочки.

http://imagencpd.aut.org/4DPict?file=20&rec=2.391&field=2&maxsize=400
Imger Munch
1892. Óleo sobre lienzo. 172 x 122,5 cm. The National Gallery. Oslo. Noruega.


http://imagencpd.aut.org/4DPict?file=20&rec=2.391&field=2&maxsize=400



Pubertad
1895. Óleo sobre lienzo.151,5 x 110 cm. The National Gallery. Oslo. Noruega.



Необычно отразил Мунк религиозную тему.
На выставке бала картина «Адам и Ева», которую в сети я не нашла.
Адам и Ева в саду Эдема и с яблоком в руке были одеты.

Совершенно необычна и проникновенна «Мадонна».
Мне ее удалось сфотографировать, хотя и смазано.
Картина тоже вибрирует, и воспринималась
словно отражение акта любви,
и сама Мария как бы находится в материнском лоне,
в то время как младенец показан сбоку, он еще только будет.

В литературных работах Мунка я нашла несколько стихотворений в прозе, посвященных Мадонне. Одно из них подходит к картине.

              Где куется жизни цепь.
              В бледноликой красоте Мадонны
              Приближается мгновенье,
              Когда через нее заструится жизнь,
              От века к веку
              Куется жизни цепь.
              Акт рожденья.
              Жизнь рождается, чтобы родить и умирать.
              Болью дышат ее уста,
              В одной части есть призрак,
              В другой - радость жить.




Заодно сравните, как по-другому звучит картина в Интернете.


Madona
1895-1905. Litografía en color. 60.7 x 44.5 cm. Munch-musset. Oslo. Noruega





La mujer en tres estadios
1894. Óleo sobre lienzo. 164 x 250 cm. Colección Rasmus Meyer. Bergen.




Los solitarios
También conocida como: "Noche de Verano". 1906-1907. Pintura al temple sobre lienzo. 89,5 x 159,5 cm. Museo Folkwang. Essen. Alemania.



Так он увидел драму Ибсена.


1896. Litografía. 25 x 29,8 cm.

И картина, которая на меня произвела особое впечатление
своим пронзительным светом. Шторм.

«В своем творчестве я искал объяснение жизни,
я пытался понять свою судьбу,
я также думал, что могу помочь другим понять их судьбы»



La tormenta
1893. Óleo sobre lienzo. 91,5 x 131 cm. Museo de Arte Moderno. New York. USA.



В заключение немного  лирики Мунка:

                          Когда растет любовь
             Природа тебе подарила свою красоту,
             И ты всегда еще прекраснее,
             Летняя ночь позолотила лицо твое и волосы.
             Только глаза твои темнеют,
             И природа становится красивее благодаря тебе.
             Твоя красота проснулась через сетчатку моих глаз.
             Я увидел, как еще больше стало море,
             И как нежнее волны,
             И зеленее в темном лесу,
             Ожили утесы и превратились в сирены и троллей.
             Густая темнота леса высветилась созданиями,
             Карабкаются и шуршат под листьями змеи,
             Луна превратилась в золото,
             Золотой колонной соблазнительницей
             Поднимаясь из воды,
             И скользит в своем собственном излучении
             Золото, плывущее по воде.

             Когда встречаются глаза,
             Невидимые руки ткут тонкие нити,
             Которые тянутся через твои глаза к моим,
             И переплетаются наши сердца.













Tags: Мадрид, Мунк, выставки, личное, переводы
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 47 comments