kseniapo (kseniapo) wrote,
kseniapo
kseniapo

Category:

Мадрид. Выставка из музеев Будапешта

15 мая 2017

                
                                  Мадрид сегодня.

На фото медведь с земляничным деревом - символ Мадрида.

Медведь с деревом  давно переехал на это место: начало улицы Алкала, а я все время его помню на  прежнем, ближе к центру площади Соль.
Человеческая память места сильна. Идешь, фотографируешь сейчас, а в голове  иногда всплывают воспоминания.

Сегодня я выбралась в Мадрид с желанием пойти в музей.
Желание было неожиданно жгучим, стосковалась.

Еще более жгучая стояла жара.

Так как я иду в музей Тиссена, то фотоаппарат мой выбирает в основном памятники и архитектурные детали, без всякой системы, что вижу, то пою, и углубляться в исследование «что, где, когда» не могу.
У меня преобладает метод эмоционального погружения.
Иду, погружаюсь в город как в медитацию, правда, страдаю от внезапной  жары (выехала из своих гор еще в курточке, сейчас она в рюкзаке, но все равно  будто в шубе иду).


Институт Сервантеса

Бывшее здание Почты, архитектор Антонио Паласьос.

Перед ним знаменитый фонтан Сибелес. Когда я только приехала в Испанию, то  произнесенное  название «Сибелес», я, конечно, услышала как Сибелиус, и какое-то время  думала, что это памятник Сибелиусу !? Как ребенок, честное слово.

Какой зеленый бульвар  Прадо!

В малом, укороченном и по высоте и по длине виде,  похожий бульвар был около дома моей бабушки во Владикавказе, и каждый раз, а хожу я по Проспекту Прадо часто, вспоминаю тот бульвар из детства.

Мне кажется, что судьба, которая меня забросила в Испанию и не позволила  вернуться в Москву, где я прожила полвека, решила частично компенсировать это сходством с местами моего детства (горы, бульвары, парки, цветы).
А в Москву я и так летаю два раза в год.

Напротив бульвара Прадо находится цель моего шагания по жаре: музей Тиссена.
Я его очень люблю.

Шла на постоянную экспозицию, но попала на специальную выставку. И там было несколько любимых моих художников.

                                Выставка


                                 XXX
                       
Фотографировать не разрешают, а без этого  мне трудно  писать, нет атмосферы, не подтверждается твое видение, выбранный тобою ракурс. Тем не менее, пишу, в основном для памяти и   только о том, что мне было особенно интересно.

Первый, к кому я прилипла и прилипала еще несколько раз, - мой любимый Рафаэль. Люблю гармонию его красок, линий, игру света и человечность, теплоту его картин.

Rafael

La Virgen y el Niño con san Juan Bautista

C. 1508
Temple y óleo sobre tabla
28,5 x 21,5 cm
Budapest, Museo de Bellas Artes

Фотографии и репродукции этой картины с трудом   передают тонкость света и  свечения  (то же самое в «Джоконде» Леонардо).

В  картине Рафаэля  свечение исходит от божественного младенца и неба, оно несколько   приглушенно у мадонны и еще более - у младенца Иоанна. Потому, чтобы приблизиться к подлиннику, надо представить различным белый (чисто белого здесь, конечно нет) свет на небе, фигурах.

Моя пиратская фотография тоже этого свечения  полностью не передает, да и сами цвета слишком жгучие, но все же, разница светлого здесь угадывается больше, кроме того здесь видна   огромная рамка картины, дающая дополнительную перспективу.




                                             XXX

Лукаса Кранаха старшего  мы  с мужем  когда-то открыли для себя в Веймаре.
С тех пор открытие укрепилось.

На выставке была  «Саломея».
Саломея Кранаха загадочно смотрит  в сторону зрителя,
в нашу с вами. Еще чуть-чуть и появится улыбка. Какая?

Иоанн Предтеча, как мне кажется (я мертвых боюсь даже на картинах),
смотрит на нас. Слово о Нем он сказал, предназначение выполнил.

Было бы хорошо сравнить всех «Саломей».  Этот сюжет есть в творчестве крупнейших мастеров, начиная с 14 века (Джотто. Пир у царя Ирода, 1320).
Интересно  бы сравнить, для себя, но времени пока нет.

Обратите внимание на разницу в направлении взгляда Саломеи на двух фотографиях, обе из Интернета, вторая    сделана для толстого и фундаментального путеводителя выставки (40 евро), она ближе к оригиналу.

Достаточно чуть   изменить положение камеры и взгляд меняется.

Lucas Cranach, el Viejo

Salomé con la cabeza de san Juan Bautista

Hacia 1526-1530
Óleo sobre tabla. 88,4 x 58,3 cm
Budapest, Museo de Bellas Artes

                                          XXX

К творчеству знаменитого Диего Веласкеса я приближалась со временем.
В самом начале было только понимание его величия, то есть работал ум, а сердце оставалось не затронутым. Со временем оно к уму присоединилось.

Картина «Завтрак». По-испански она называется “Almuerzo”, что в переводе на русский означает и обед, и завтрак, если завтрак, то, видимо, второй, промежуточный между настоящим завтраком и обедом. В жизни оно мне встретилось первый раз у Норы (интересной еврейской певицы песен сефарди), жившей раньше в латиноамериканских странах, и означало   «обед».

Веласкес также изображает не завтрак, а что-то ближе к обеду.
Испанцы за завтраком вино не пьют и рыбу не едят. Их типичный завтрак: поджаренный хлеб с соком помидора и оливковым маслом или с джемом и сливочным маслом, кофе с молоком и апельсиновый сок.

Любопытно, что испанцы часто блюда, которыми закусывают, приносят на одной большой  тарелке, и все берут своими вилками.
Я  так есть не могу, у меня королевский этикет!

У Веласкеса тоже одна тарелка. Никто не ест и не пьет. В одном стакане вино стоит, в другой наливают. Это тоже типично испанское:
сидение в кафе –  повод для общения и беседы.

Веласкес это точно показал. Даже девушка, наливающая вино в стакан,
смотрит не на него, а на говорящего.

При этом уважение к еде разлито в картине при помощи света. Он доминирует в белой скатерти и дает отблеск на   изображения участников. Как и в еде, где подчеркнуты отдельные слагаемые традиционной средиземноморской диеты, а не застолье, в персонажах свет выделяет основное – внимание к беседе.

Diego Velázquez, El Almuerzo
1618-1619. Óleo sobre lienzo. 96 x 112 cm.
Szépmüvészeti Múzeum. Budapest.

                              XXX

Сурбаран.«Непорочное зачатие» (“La Inmaculada Concepción”)
Сурбаран, как известно, написал много картин на религиозные мотивы.
Тема Девы Непорочной  его  интересовала, и он обращался к ней неоднократно в поисках идеальной гармонии пропорций и красок, идеала красоты, раскрывая разные оттенки  чувств Марии.
На  картине 1630 года, например, Мария ближе к реальной женщине,
молящей  Всевышнего. Она страдает.


На картине 1661 года написана другая Мария.
Она тоже юная, красивая, но  взгляд ее  серьезно-внимающий. .

Zurbarán. La Inmaculada Concepción,
1661. Óleo sobre lienzo.
136,5 x 102,5 cm.
Museo de Bellas Artes de Budapest.



http://kseniapo.livejournal.com/
Tags: архитектура, выставка, картины, личное, мадрид
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 21 comments