kseniapo (kseniapo) wrote,
kseniapo
kseniapo

Category:

Выставка "Antonio López"



23 сентября 2011 г.



Похоже, что мы находимся на Gran vía в Мадриде.

Но нет, это зрители стоят у репродукции картины самого знаменитого из ныне живущих художников Испании.
Вот какое на самом деле безлюдье в этой картине.


Gran vía, 1974 -78, oleo sobre tabla, 93,5 x 90,5
Colección privada

Как и многие, кто знакомился с его творчеством по репродукциям,я думала,
что Лопес - художник гиперреалист,
и его картины близки к фотографиям.
Это и так, и не так. Даже на этой картине, точно изображающей главную улицу Мадрида,
мы видим на первом плане пустое пространство со стрелкой и утреннее безлюдье на уходящей изогнутой улице.
Неизвестно, куда мы пойдем, прямо или, может быть, последуем за указательной стрелой,
но одиночество мы чувствуем всюду.

Выставка открыла мне что-то совсем другое в реализме Лопеса, что можно увидеть и в репродукциях, если читать написанное «между строк» реализма.
Конечно, на восприятие повлияло слово знающего и влюбленного в свое дела талантливого человека, как наша Белен, о которой я уже много писала.
И реализм вибрирует в некоторых картинах и на моих фотографиях, запретно сделанных дрожащими руками.




En la cocina, oleo sobre lienzo, 1958, 110x140,
Colección privada
Carmensita jugando, oleo sobre lienzo, 1960
Collección peivada


Cabeza griega y vestido azul, 1958 (intervenido 2011),
oleo, tabla, 74,2 x 97,5
Colecciónónón privada

В картине c греческой головой каждый видит тень от головы, которой быть не может, и тень на голове.
Кто-то так странно присутствует здесь…

Помимо живописи Антонио занимался рисунком и скульптурой.
Скульптура на следующем фото (художник и его жена)
тоже мне позволила взглянуть на живопись Лопеса по-новому.


Известно, что характер этой скульптуры близок к римскому искусству культа мертвых, в котором в большом количестве были представлены двойные портреты, часто на надгробных памятниках.
Увековечивание, если даже один из супругов еще был жив!


Но эти пока еще живы! Хотя смотрят в неведомое.


Antonio y Mari, дерево, 1967- 68


В двойном портрете, вибрирующем в моих дрожащих руках, герои вибрируют и на стене, период был такой, когда надо было что-то искать, и Антонио искал.


Mari y Antonio, 1961

Двойные портреты у Антонио Лопеса в основном статичны.
Они именно поэтому не нравятся моей Нене, которая
боготворит этого художника за мастерство.
Оно завидно, как мастерство любого крупного художника.
Однако в двойных портретах нет той точности одухотворенного реализма, которая есть в его других работах.
Так, видимо, происходит, когда художник хочет передать определенную мысль, а не выразительность персонажа в портрете. Это более всего чувствуется в ранних работах.
Например, «Жених и невеста», 1955
Помещаю смазанный вариант (фотографировать не разрешают, но хочется оставить след от пространства выставки), но не пугайтесь, есть и отчетливый вариант из Интернета.


Попробую подчеркнуть то, что не передает полностью ни смазанный, ни другой вариант, а в действительности есть.
Это разница между женским и мужским портретом.
На фотографии (отчетливой, разумеется) это заметно по руке, на подлиннике и по лицу.
Женщина – словно статуя, в ней есть и скульптурность рельефа. Только на щеке, близкой к мужчине, проступают краски, но все равно ее облик не говорит о жизни.
                  

Несмотря на то, что она на первом плане, по манере выявленности письма на первый план выведен мужчина
(это видно в подлиннике), его лицо кажется и более живым. Мужчина останавливает, черным цветом своего костюма и цилиндра, движение линий и предметов
(хаотический натюрморт кубического аспекта и вибрирующие цвета платья невесты),
что дается ему нелегко, судя по сдвинутой брови.
Женщина тоже что-то останавливает рукой,
но сама рука абсолютно мертвая.
Когда я смотрела картину на выставке, у меня возникла мысль, что если бы это был двойной портрет на могильной римской плите, то можно было бы предположить, что женщина ушла из жизни первой.

Есть у Лопеса и тройной портрет – живопись, рисунок, коллаж, фотографичность, сказанное и недосказанное, Мадрид и люди, все в ней соединилось.
Но главное для меня здесь – возможность видеть, как возникала у художника картина, как он искал, как менял уже написанное, как не дописывал то, что надо было бы…
Поиск.
                  

В поиске он соприкасается и с кубизмом.
                         
                       
                       Mujeres mirando los aviones, 1954

Мне же понравился больше всего портрет дочери,
большой по размеру, но сделанный карандашом на бумаге.
Похож на старинную фотографию.
Для меня, этот портрет, как и портрет жены –
одни из лучших работ.
И какие замечательные, одухотворенные лица!




                       

Для фигур на своих картинах художник делает много эскизов, используя разные модели для одной картины, когда ему не столько важен персонаж, сколько что-то другое, как, например, «В ванне».
Фигура кажется если не мертвой, то уж спящей, не общающейся с нами.
Все главное и живое связано здесь со светом вокруг
и на ванной, на самой фигуре.
                   

Лопеса манили двери, шкафы, растения и элементы пищи, предметы жизни, простые, банальные иногда, но без которых не обходится ни один человек.
Например, «Унитаз и окно».
Прозаично, реалистично, фотографично, но как написано! Останавливаешься, чтобы разглядеть этот свет, эту странную композицию, где точки “fuga” разные, два разных пространства, сведенных в одно, и замечаешь следы разрушительного времени и свечение в окне
(на вспышку на смазанном фото смотреть не надо!),
где смутно видна какая-то неясная тень.
              
                             


Двери и окна – выход.
Выход. Куда?
В первом зале, где в центре находился двойной скульптурный портрет художника с женой, сам художник, принимавший участие в оформлении выставки
(редкий случай, когда это делает живой классик!),
поместил несколько картин с изображением окон и дверей. Традиция классического искусства -
приоткрыть выход из тесного пространства.
Здесь – как желание приоткрыть свои мысли.

Может быть, без сопоставления надгробных портретов, двойного скульптурного портрета Лопеса с женой, я бы смотрела на эти окна только с точки зрения живописного воплощения.
Теперь же хочется заглянуть в это окно или дверь.
Что там, куда она ведет, ведет ли?

Вот ночной город. Мадрид.
На стенах и на оконной раме, залитых светом,
что-то покрашено, а что-то уже являет следы времени в виде точек на идеальной линии и т.д.
Но тайна манит ночными огнями за окном и цветом древних картин.
                          

А это уже утро. Следы времени есть и тут, но есть и другое: окно вверху отделено от пейзажа, а внизу нет.
Эскизность. Может быть не оконченная картина?
Может быть, потому что художник возвращается к своим картинам через десятилетия и дописывает их.
Эту пока не захотел трогать, и как-то не хочется,
чтобы трогал!
Картина-окно, окно-картина.
                        

И день настал. Как все четко там, за окном, и как все таинственно темно в комнате с красновато-темным цветом старинных картин, не отпускающим художника.
И этот влекущий цвет мне так понятен!
                    


Два последних окна открывают вид с одной точки,
но сами окна разные.
Меняются окна, меняется за окном.
Время меняет все, но остаются всюду
«влекущий цвет» и свет, и неумолимые изменения временем…

Следы времени всюду интересуют Лопеса.
Даже там, где он пишет цветы и фрукты.
Например, его знаменитая айва с трещиной и мерцающими звездами и цветом-лейтмотивом, пришедшим от старинной живописи.
Великолепная картина!
             

И рисунки к ней, в которых он ищет что-то,
ведомое только ему.
Упивалась рассмотрением богатства линий!

            Он работал и так:

   
Вот для этой скульптуры.


А этот рисунок для другой скульптуры


Любимая тема Антонио Лопес – Мадрид.
Он пишет Мадрид, как Каналетто писал Венецию:
любовно и фотографически точно.
В ранней работе, когда молодость требовала эпатажа,
он написал вот это:любовь на улице.
В моем пиратском снимке краски ближе к реальности,
чем в другом, из Интернета.
                     


                





Подготовительный рисунок:
            

Потом уже эпатаж не нужен.

Художник передает воздух и свет,
окутывающие здания и улицы.

                    
                 

На следующей картине видны вертикальные и горизонтальные линии.
Это художник через десятилетия расширял картину,
снова водружаясь на ту же самую точку
и в то же время года и суток,
и нас затаскивает на самый вверх,
когда пол, на котором мы стоит,
и пол балкона находятся на одном уровне.



Прощаясь с выставкой,
помещу фотографии художника в его мастерской и за работой (здесь же его муза и супруга Мария),
правда, фотографии не самые поздние.



И фотография на Gran vía: светофор и машины художник в свою картину не включил, как и себя.
Только любимый Мадрид и утренняя пустота.






P.S. Поместила правильно данные о картинах только в самом начале, потом написанное долго лежало в ожидании  доделывания (ленивая!), но поняла, что так еще будет продолжаться бесконечно, наплевала на "сделанность"!  
Tags: Antonio López, madrid, выставки
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 10 comments