kseniapo (kseniapo) wrote,
kseniapo
kseniapo

Categories:

«Леди Макбет Мценского уезда» в Королевском театре


 Я могла бы написать об этом  много,
но мне делать это совершенно не хочется,
да простит мне читатель отсутствие музыковедения
(имена исполнителей, все же, вставлю, не поленюсь)….

В свое время  я об этой опере  много думала,
слушала, сравнивала редакции
и открывала все новые и новые детали,
когда читала курс исполнителям.
Вообще  с исполнителями мне было по-настоящему интересно,
мне тогда казалось, что
только с ними я говорю на одном языке.

Я открывала для них сочинения, а они, даже просто слушая, 
вдруг озаряли  меня новым  в давно изученном.
«Катерина Измайлова»  захватывала абсолютно всех.

 И все это нахлынуло на меня в театре,
вместе с консерваторскими классами,
юными лицами струнников и пианистов,
упоминанием Вайнберга о том,
что вторую редакцию, которую Шостакович показывал
не то в Союзе не то в Комитете по делам искусств,
он попросил играть  Вайнберга,
всплывала постановка с Рождественским  
и Антрактом - пассакалией
- панихидой по загубленным душам….

 Да и театры в отдельной, позолоченной части похожи,
и сижу я вверху, со студенческой  молодежью.
Вид с галерки, сцена закрыта черным занавесом:

 А это уже вид из амфитеатра

 


Это все, что я успела щелкнуть, прежде чем мне запретили.
Одна симпатичная девушка, с которой мы разговорились в антракте
(я переместилась на высмотренные свободные места),
тоже  успела сделать для меня только одно фото с Королевской ложей.

На самом деле все здесь блестит золотом, как на смазанном фото.

Уже не первый раз я наслаждаюсь этим оперным оркестром.
А в опере-симфонии, которой является «Катерина», оркестр – протагонист,
и он был героем блестящим (дирижер Hartmut Haenchen) во всех отношениях.
 

Для исполнения антрактов, особенно Пассакальи,
к оперному оркестру добавлялся Мадридский симфонический оркестр.

Звучание струнных и меди, ее здесь много,
заставляло чувствовать движение собственных волос на голове и увлажнять глаза,
а нежнейшие лирические фрагменты были сыграны так,

что даже я, слышавшая оперу бесчисленное множество раз, удивлялась:
да Шостакович ли это, где пряталась эта нежность?

Если и сатира и трагедия в равной степени присутствует и в оркестре,
и в хоровых эпизодах (хор тоже звучал отменно, хормейстер
Andres Máspero),
то лирикой Шостакович наделяет только сцены, связанные с Катериной.

Главная героиня, белокурая красавица голландка c с символическим именем
Ева-Мария (Eva-María Westbroek ).

с очень сильным, я бы сказала, симфоническим голосом,
красивым по тембру, чувственным, ровным во всех регистрах.

Она спела и сыграла Катерину великолепно.
Чувство стиля и выразительность не покинули ее ни на секунду.
Настоящее пение.
Как не вспомнить тут: «Будет пение – будет опера».
Вот и получилась настоящая опера.
Все другие герои померкли рядом с такой Катериной,
хотя были весьма достойны.

На фотографии, взятой из буклета, 
Катерина угощает Бориса Тимофеевича
( Владимир Ванеев, единственный произносил без акцента!)
отравленными грибками:

 Имела свои достоинства и постановка, весьма современная
(режиссер Martin Kusej, сценограф Martin Zebetgruber).
Авторы выбрали умеренное движение, не мешавшее  слушать музыку,
и отсутствие всяких эффектов в антрактах
(в постановке Большого театра все антракты обыгрывались театрально).  
Привычный для современных постановок аскетизм декораций,
тоже оказался здесь уместным.

Так выглядела сцена с галерки. Клетка – комнате,
и в ней, как придется догадаться, Катерина.

 Ну, а теперь еще о некоторых акцентах постановки и режиссуры.
Как знак сексуальной раскованности (в опере есть сцены насилия и секса),
а также страдания (на каторге) режиссеры раздели почти всех героев
вплоть до полицейских, которые почему-то мылись в душе! 

Теперь я знаю, как выглядят хористы в исподнем, а хористки даже и без него.
Неплохо, но в модели годятся не все!
Ни одной фотографии «голых» не было ни в буклете, ни в газете театра,
придется поверить на слово.

Катерина тоже большую часть времени передвигалась в полураздетом состоянии
(она  аппетитна, но, к счастью, без особо лишних телес),
сначала в комнате-клетке, которая стала эмблемой оперы,

а потом в каторжном подвале, наполненном водой.
Для каторги соорудили большой бассейн с настоящей водой,
И там топталась толпа полураздетых каторжан,
Некоторые женщины казались абсолютно раздетыми,
но, правда, я особенно не присматривалась, не до того!
Надеюсь, что вода подогревалась!

На крыше расхаживали полицейские с двумя живыми собаками.
Собаки, хорошо вымуштрованные, молчали.

Режиссер не решился утопить Катерину с Сонеткой в бассейне
(у Шостаковича они тонут в озере),
И ему пришлось прибегнуть к глупости,
которую сразу засек один из моих спутников.
Речь об этом:
Второй главный герой оперы – Сергей
(Michael Kónig, не подбирали ли они двух главных героев
по значению имени и фамилии???),

обольстивший Катерину, использовавший ее, подтолкнувший к убийству мужа,
на каторге ее бросает ради проститутки Сонетки (Lani Poulson),
по требованию которой выманивает у Катерины чулки.

Так вот режиссер заставляет Сонетку не только издеваться над Катериной,
но и ни с того, ни с сего вернуть ей чулки. Полный абсурд!
Оказывается, режиссеру  надо было оправдать удушение Сонетки!
Это уже абсурд, меняющий акцент в образе.
Одно дело, когда героиня в порыве отчаяния, если не безумия,
утаскивает с собой в волнующееся озеро Сонетку,
и обе тонут, как у Шостаковича
(хотя мне всегда казалось, что и Шостакович мог бы обойтись без этого!).
И совсем другое дело, когда героиня набрасывает чулок на шею соперницы.

 Все музыкальное действие у Шостаковича было направлено на то,
чтобы показать, как и в каких условиях гибнет сильная и одаренная личность
(вспомним, что опера писалась в начале 30-х годов ХХ столетия),

как она приходит к преступлению и наказывается муками не только каторги, 
но и  муками совести, душевными.

Шостакович строит музыкальное развитие этого "Преступления и наказания"
подобно адвокату,
защищающему Катерину.

 Катерина была почти мертва  в своей последней арии,
после которой она не произносит ни одного звука,
вместо нее говорит виолончель
(здесь играла группа виолончелей).
Она может броситься в озеро и, как бы, рикошетом  
утащить издевающуюся Сонетку,
но вряд ли может заниматься в этот момент сознательным убийством.
Оно бы смело на нет всю адвокатскую "защиту" Шостаковича.

Однако один режиссерский прием был найден очень здорово:
Перед началом предсмертной арии,  пока звучит оркестровое вступление,
Катерина стоит без движения, издавая беззвучный крик,
как в картине «Крик» Эдварда Мунка.
 

 На здании театра вверху  – символ оперы.
 


Мимо него мы идем в кафе, поговорить и расслабиться.
А это те, благодаря кому я попала на это великолепное исполнение

 

Tags: "катерина измайлова", teatro real, друзья
Subscribe

  • С днем рождения!

    С днем рождения Ларочка! В подарок море и солнце,. вссегда красивые, загадочные и новые новые!

  • Снова в Ориуэле

    О Кафедральном соборе Ориуэлы с различными субъективными «инкрустациями» Сразу скажу, что я отодвигала рассказ о…

  • Horiuela (Ориуэла)

    Дневник №12. 10 декабр я 2019 Несколько раз мы собирались ехать в Ориуэлу, но все время портилась погода. Horiuela ( по-валесиански…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 9 comments