kseniapo (kseniapo) wrote,
kseniapo
kseniapo

Category:

Ходите в оперу, господа!


 Дневник № 161. Ходите в оперу, господа!
Две премьеры: Jesús Torres. Концерт для скрипки с оркестром.
Опера «I due Fígaro» Severio Mercadante во главе с Риккардо Мути.
 
22 марта 2012 г.

Пиляр, с которой мы познакомились в Королевском театре на премьере «Катерины Измайловой», меня пригласила на премьеру Скрипичного концерта своего жениха.
Ходите в оперу, Господа!
В оперном театре люди общаются сразу же как старые знакомые!
И продолжение может быть совсем неожиданным.
Вот благодаря оперному театру я неожиданно приобщилась к творчеству одного из молодых и известных в Европе испанских композиторов.
Массу впечатлений и общений получила и от всего концерта.
 

C пригласительным билетом вошла в зал раньше.
Отдельные оркестранты разучивали свои партии.
Атмосфера непривычно домашняя.

В программке концерта, в отличие от программ главного Концертного Зала Мадрида, не было никаких аннотаций, хотя концерт был абонементный.
Имя дирижера мне незнакомо, да и не знаю толком испанских дирижеров, так что решила, что он испанец.
В дальнейшем это помешало мне связно произнести хвалебную речь!
Шла я, в основном на премьеру,
а попала на концерт, полный впечатлений и радости
(это я к тому, что премьеры современных сочинений не всегда радостны)
от музыки, солиста и дирижера, в первую очередь.
Дирижер, с большим количеством движений не только рук, но и тела, в самом начале обеспокоил, но потом он захватил меня, как и оркестрантов, музыкой, такой живой и «сегодняшней» в Гайдне и Глазунове.
Гибкость очень точного ритма, создание формы здесь и сейчас….
Мое сердце отогрелось от надоевших поисков совершенного академизма (это я немного и о себе!) вместо поисков живой музыки.
Еще перед Глазуновым, сыгранном во втором отделении,
я неожиданно попала за кулисы и познакомилась с дирижером лично.
Поистине мои пути не программированы!
Стоило подумать: «Как странно, что нет ни одного знакомого музыканта в оркестре и в зале (как было в Москве)», и вдруг навстречу выходит Пабло,
с которым мы совсем недавно сыграли скромный концерт в скромном клубном зале, и оказывается, что Пабло работал четыре года в Малайзии именно с этим дирижером.
Ну, и потащил он меня в артистическую. В это время у меня в голове прокручивалась речь по поводу Гайдна, но в артистической я поняла, что дирижер говорит только по-английски.
Пришлось, заикаясь, произносить новую речь, но еще больше улыбаться и размахивать руками. Дирижер всему радовался и даже эту растрепу и недотепу, бормочущую о Гайдне, обнял (искать его палец на моем плече!)


Что-то я уж больно увлеклась дирижером, пора и о премьере вспомнить!
Не хочется переходить на серьезный тон, но по-другому нельзя, вдруг кто-нибудь композитору переведет, а тут хи-хи, ха-ха.
Все, приобретаю строгий вид, хотя мне сразу становится скучно. 
Сразу скажу, что Скрипичный концерт Иисуса Торреса мне понравился. Композитор – скрипач, потому он прекрасно использует все нужные ему возможности инструмента, а главное, дает скрипке, как петь, так и радоваться виртуозности. Кроме того, он прекрасно слышит оркестр и владеет современной техникой письма.
Оригинальна драматургия концерта:  «тутти к соло».
Три части (Dramático. Apasionado. Estremecido) следуют без перерыва и, по существу, образуют одночастную композицию. Даже по названиям видно, что речь идет о сходном: Драматично. Страстно. Потрясенно.
Оркестр звучит масштабно, драматические контрасты очень яркие, с многочисленными «трагедийными взрывами» кластеров.
Скрипка отвечает на это действие оркестра возбужденными виртуозными пассажами. В заключении концерта неожиданно возникает сольный эпизод скрипки, своего рода, каденция-послесловие, и оркестр больше не появляется.
Говоря о неожиданности заключения, я имею в виду оригинальность. Само же заключение оказалось удивительно встроенным в общее действие. Композитору удалось, что важно, это соло не превратить в выпадающую из общего масштабного контекста камерность. Двойные ноты заключительной «песни» скрипки, не неся прямого фольклорного или другого стилевого оттенка, тем не менее, передали впечатление от глубинных пластов музыки вообще.
Концерт, как я его услышала, –  размышление о бесконечном творении и символах его воплощающих, но он может восприниматься и как отражение космических процессов, благодаря резким контрастам и оркестровке, и как отражение бурь в душе и жизни человека, и потрясение происшедшим, которое  возвращает к созерцанию истоков.
Фотографию композитора вблизи я сделать не успела.
Пока Пабло общался со всеми проходящими оркестрантами, композитор успел исчезнуть.
Есть только с далекого расстояния - поклоны его, скрипача и дирижера
при аплодисментах, искренних и заслуженных. 




Хотела поместить фотографию из официального сайта, где можно все почитать на английском языке, но она не только не поместилась, но и "съела" все фотогрпафии и редакцию текста в этом посте. Редакцию не восстанавливаю, а фотографии восстановлю. 
Вечно у меня что-нибудь не так, как нужно.
http://jesustorres.org/
А вот фотографию скрипача Miguel Borrero, игравшего с полной отдачей и убедительностью, а сейчас показывающего фотографии своего маленького сына, и с гордостью говорящего, что мальчика тоже зовут Мигелем,
сделать удалось.




http://www.rtve.es/usuarios/sharesend.shtml?urlContent=http://www.rtve.es/alacarta/audios/fila-cero/fila-cero-orquesta-sinfonica-rtve-23-03-12/1357761.shtml

Не успела я переварить впечатления от этого концерта, как меня на следующий день пригласили на премьеру в Королевский театр.
Вы бы отказались? Я нет!

                   “I due figaro” en el Teatro Real

Когда я шла в оперный театр по хорошо знакомому пути,
фотографируя «приметы времени», как цветущие деревья и даму, охраняющую вход на улицу нашей печали,
 





я еще не знала, что буду жалеть бедного композитора, имя которого и сейчас не утверждается большими буквами, так что, даже те, которые послушали оперу и восторгались спектаклем, имя композитора вряд ли вам назовут.
Посмотрите, какими буквами написано его имя (это в самом верху) на афише с портретом Риккардо Мути.
 

Saverio Mercadante (1795 – 1870)
создал 57 опер, которые в свое время с успехом ставились по всей Европе.
http://www.pianomundo.com.ar/operas/mercadante.html
Есть у него и концерты для духовых инструментов, и симфонии.

El operista Saverio Mercadante



Меркаданте, который представляет неаполитанскую школу, работал и в Испании. Эту оперу он написал в Испании,
и здесь в 1835 году была ее премьера.
Но, конечно, справедливости ради, надо сказать, что мы бы вряд ли ее сейчас услышали, если бы не неаполитанец Риккардо Мути, который возродил оперу к жизни, исполнил на фестивалях в Зальцбурге и в Равенне и привез в Испанию вместе с солистами, хором (дирижер – Walter Zeh) и молодежным оркестром.
Так что, я «за» за его портрет на афише, но и за более крупные буквы имени композитора, создавшего эту веселую оперу буфф с испанским колоритом в увертюре и в отдельных партиях!
Прежде, чем ответить на вполне закономерный вопрос: почему два Фигаро, и что они двое делают в опере, посмотрите на фотографию моих меценатов, захваченных врасплох, но увековечиваю их с благодарностью!
 

Благодарность безмерно возросла, когда мне случайно попались цены на билеты (300 евро). Занимайтесь, господа, спортом! Сейчас Вы подумали: о чем это она, что-то с головою не в порядке? Нет, пока в порядке. С главной меценаткой я познакомилась на пилатес, где мы боремся за возрождение мышц! Так что, занимайтесь спортом! И попадете в оперу бесплатно!

Теперь о том, откуда взялись два Фигаро, когда весь мир привык к одному и к двум свадьбам - Графа с Розиной и Фигаро с Сусанной. Задумывались ли вы когда-нибудь, что стало с ними через 15 лет после свадьбы? Нет! А вот французский драматург Martelly, завидуя Бомарше, написал пьесу для того, чтобы незаметно примазаться к успеху и для своего удовольствия «уколоть» великого драматурга. Для этого он переводит знаменитого Фигаро на второй план и делает его неудачником и презренным мошенником, пообещавшим за деньги вручить дочь графов одному незначительному претенденту. А на первый выходит сильно подросший Керубино, который перенял многие привычки прежнего Фигаро и, к тому же, представился его именем. Так возникли два Фигаро. Этот новый Фигаро-Керубино, конечно же, влюблен в графскую дочь и, конечно, взаимно, и ему, молодому и красивому помогают все женщины.


Задвинутый на второй план, постаревший Фигаро (Mario Cassi), в самом начале немного вибрировал, видимо, от расстройств, но потом очень даже исправился!

У Керубино (Annalisa Stroppa) тоже были незвучные нижние ноты, хотя в виртуозных моментах, как правило, связанных с более высокими регистрами, все было здорово, и он (к сожалению, это «она», что сценически раздражает), конечно, был одним из главных.
 

Тем не менее, по яркости на первый план вышли другие герои, в первую очередь с изумительным голосом и артистизмом Сусанна (Eleonora Burrato),
 

а также дочь графов Инесс (Rosa Fiola, см. снимок выше) и Граф (Antonio Poli) с Графиней (Asude Karayavuz, см. снимок выше).
 

Хотя, и пение, и игра в целом у всех, в том числе и у двух Фигаро, были весьма хороши.
Постановка (режиссер – Emilio Sagi, сценография – Daniel Blanco) сверкала яркими цветами испанских двориков (художник – Jesús Ruíz), зажигательным движением, испанскими костюмами и жестами sevillanos (хореография – Nuria Castejón).
То, что слегка угадывается на снимке, это типичное испанское розовое дерево-куст.


Оно было и в других сценах, но сам дворик освещался по-разному.
 






Даже на смазанном снимке видны испанские костюмы.



Риккардо Мути дирижировал, конечно, блестяще! В оркестре, который он привез с собой, все исполнители моложе 30 лет. Мути давал им играть спокойно, его движения были скупы, только изредка он поднимался со стула, чтобы подтолкнуть к кульминации (у оркестра и хора), иногда жестом помогал певцам брать высокие ноты. Мое сознание и глаза разрывались между руками Маэстро и происходящим на сцене.
Что меня впечатлило сильно, это виртуозные буффонные ансамбли. Четко, чистенько и тихо. Обратила внимание, что в ансамблях все участники расставлены на значительное расстояние друг от друга, и это обеспечивает прозрачность и слышимость фактуры.
Я бы с удовольствием послушала, посмотрела (как на актерскую игру, так и на руки Маэстро) еще, но пока позволить себе не могу. А через пять спектаклей, будет уже новая премьера…

А у меня, между тем, опять появились новые «оперные» друзья (замечу, что инициатива от меня никогда не исходит), сидевшие в этой же ложе. Любопытно, что они живут вблизи улицы Алкала, то есть там, где я дома фотографирую, а юноша заканчивает архитектурный факультет Университета, и, следовательно, все про дома знает!
Ходите в оперу, господа!
 





 
Tags: i due figaro, jesús torres, kees bakels, madrid, riccardo muti, saverio mercadante, teatro real, друзья
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 25 comments