kseniapo (kseniapo) wrote,
kseniapo
kseniapo

Categories:

Лето

 



Дневник № 73
Лето. Скажите, я когда-нибудь поумнею?

22 июня 2010 г.

Скажите, я когда-нибудь поумнею?

На этот риторический вопрос в голове моей ответил разноголосый, но дружный хор: НеееееееееТ……..
Так как вопрос был риторический, то и на ответ внимания обращать не буду! Тоже мне, умники, все-то им известно!
Но вынуждена, однако, признать, снова еду в Торребьеху, и снова с очередной транспортной особенностью. Тем, кто не читал моих предыдущих 70 дневников (чтение, право, занятное, но никто эту глупость читать не желает!), поясняю. Не далее, как в апреле я ехала в эту морскую деревенскую ссылку (читай: без Интернета, без любимого общения, без бесплатного телефона и т.д.), не позаботившись купить заранее билет, ну, и что из этого вышло, можно представить, и, не читая дневников….
И что же? Научило ли это чему-нибудь эту….. оставляем без эпитетов и дальнейшей расшифровки.
Почти. Хотя на этот раз тоже билета не покупаю заранее (ну, импульсивный я человек, не люблю себя втискивать в определенные даты и часы!), но выезжаю за час до отправления автобуса, чтобы заблаговременно оказаться с билетом.
Лучше бы не выезжала! Билетов не было, а следующий автобус выходил через пять часов!!!! Уж, не подчеркиваю, что все можно было выяснить по Интернету!
Но не ехать же снова в мою мадридскую деревню!
Как никак у бабушки небольшой чемоданчик с партитурами и прочей тяжестью, из кармана которого торчит keybroad (это особая история старой умницы). За спиной - рюкзачок с огромным томом Ларсена о мужчинах, не любящих женщин. Пока не знаю, не зря ли тащу их на своем горбу. На плече сумка, утяжеленная косметикой, как же без нее (!?). В руке - пакет с замороженной рыбой. Отношения с рыбой у нас особые, фамильные, о чем тоже поведала я как-то, но здесь повторять не буду.
Перед столь разнообразным грузом склоняешь голову, и назад ехать ни за что не хочешь.
Ищу глазами камеру хранения, чтобы от груза освободиться, даже от мужчин, которые все равно женщин не любят, и налегке, бодро отправиться, куда глаза глядят, может быть, в музей взглянут…
Но камеру не нахожу….
Отправляюсь…, нагруженная, иду в направлении «куда поближе».
Кофейком побаловаться, на народ посмотреть, себя…, нет, тут показывать нечего.
А поблизости-то сплошные многоэтажные монстры с черными окнами-глазницами, а мимо них громыхают машины-тяжеловозы, чуть дальше мелькают электрички. Электрички я люблю, но с таким грузом идти к ним не решаюсь.
Сажусь около шоссе, уговаривая, находить приятные моменты в урбанизации и индустрии. В кофе их найти удалось без труда, а от прочего нос отстраняю и даже не фотографирую, о чем сейчас, как всегда (ох, уж этот, пресловутый, не в своем месте находящийся ум), жалею.
Под грохот уличный начинаю на глазах увядать….. Снова хоровое пение в голове: куда, куда…, нет, не удалились…., а: куда уж больше?
Вовремя вспоминаю свою заповедь: если ты находишься среди каменных гигантов, то ищи глазами зелень и шагай в этом направлении. Всплыло лондонское шагание, но опять я отклоняюсь на дневниковые воспоминания!
Иду. С чемоданчиком, из которого торчит keyboard, с томом Ларсена на горбу, с косметикой вперемежку с документами на плече и с начинающей размораживаться под горячими лучами солнца рыбой в пакете.
Даже самому неблагожелательному читателю ясно, что далеко идти мне как-то очень, ну, очень не хочется. Останавливаюсь на первой же аллее и фотографирую, чтобы представить биографический документ. Без документа мы ничто, особенно, без пластикового.
Прошу внимательно взглянуть на окна, вы еще их увидите поближе.


Запечатленная документально физиономия выходит усталой и безрадостной, совсем как для отечественного паспорта, но я – рассказчик и фотограф правдивый, так что помещаю, не задумываясь об нежелательных мнениях.
К тому же, понятно, что кого-то явно в сон клонит, видите, как голова-то набок сворочена! А там скамейка, куда эта голова приложится через мгновение.
Рядом стоит все тот же чемоданчик с keyboard….. А пакет-то для рыбы мовистаровский, что опытному криминалисту сразу подсказывает: телефонная кампания ей явно не так давно что-то всучила. И он домысливает, напрягая свой ум: вряд ли рыбу.




Когда блаженно лежишь на скамейке, не забудьте, что дело происходит в столице (да здравствует свобода нравов!), а все вещи, тебя утруждавшие, стоят рядом, то мир начинаешь видеть в другом ракурсе.
Оказывается, вверху тебя привечает такая, такая голубизна, а листья с разнообразием зеленых оттенков так радостно ей открывают вход, что…. Летишь…..



Вид необычный, сдвинутый полетом, возникает и внизу.


Мимо ходили разные личности, с неодобрением вскидывая взор на странную бомжиху, из чемоданчика которой торчит keyboard.
Некоторые личности срывали что-то с деревьев, призывавших лежебоку оторваться навсегда от земли, и это что-то блаженно жевали. Интересно. Пришлось вернуться на землю, встать и рассмотреть дерево с привычного ракурса. И попробовать. Очень сладко!



Мир восстановился со всеми его представителями и делами.

Кто-то мыл окна. Это те окна, которые появились в самом начале без мойщиков. Сейчас мимо работающих проходили люди с собаками. Собаки не выдерживали и лаяли на такое безобразие, и говорили голосом Франца (знаете, есть такой кот, разгуливающий в ЖЖ): «высоко, ни на кого, а главное, на нас, внимания не обращают, и вообще задом поворачиваются, и что-то там делают совсем странное!» Пока я фотографировала вверху, нижние обитатели гордо удалились, вероятно, с Францем пообщаться.


Кто-то развозил разливное пиво. Вон оно, в тех нижних баках.
Обилие внезапно появившихся машин заставило внимательнее взглянуть на место, где они стоят, супротив которого старушка так блаженно возлежала, отдыхая от солнца и груза, рассматривая и фотографируя мир с непривычного ракурса.
И что же обнаружила? Она улеглась напротив четырех ресторанов! Хорошо, что скромное, но обильное, прикрытие всех когда-то привлекательных мест, не оставляло сомнения в полной соблазнительной безнадежности, а то….
Без всяких комплексов я отправилась соблазнять свой желудок. Выбор пал на ресторан «Bahia Madrid». Ну, что ж, бухта, так бухта.
Попыталась запечатлеть выпрыгивающего на вывеске дельфина, и вот, что получилось. Модерн, ничего общего с действительностью не имеющий… Мой фотоаппарат такой же упрямый и модернизированный, как и его владелица….


В ресторане было симпатично, уютно, вкусно.
Успела кое-что сфотографировать до нашествия из зданий-монстров голодных функционеров в наглаженных рубашках. Некоторые были при галстуках и пиджаках. В этакую жару!


Гаспачо видно краешком, видимо, в этот момент зашли функционеры (вот на них все собственные недостатки и свалим), но зато обнаруживается его полная гармония с дизайном.



Официанты скользили невидимками, обслуживая набежавший народ, и у меня на снимке скользят!



Вот так в приятных ублажениях тела, а изредка духа, заглядывающего в толстую книгу, пробежало, проползло, прошло пять часов.
Вхожу, сытая и довольная, на станцию, и первое, что вижу, огромное объявление:
Камера хранения находится внизу.
?????!!!!!!
Вот теперь и скажите, я поумнею когда-нибудь?
Но, чтобы вы не ошиблись в ответе, я вам расскажу последующую историю об автобусном романе с одним представителем «Могучей кучки».

Итак,

«Автобусный роман с одним из представителей «Могучей кучки».

Погоревав над вывеской о камере, но не долго, ассоциации возникают
не хорошие, над своим умением, тоже не долго, ибо к этому привыкла изрядно, не замечать очевидное, отправилась к автобусу. Тоже обнаружила нечто, очевидное и вероятное для любого, внимательно смотрящего на то, сколько он платит. Я же обычно заморачиваюсь пластиковыми документами (глаза сумасшедшие, волосы дыбом, голова ничего не соображает) и на сумму внимания не обращаю.
Оказывается, сейчас еду первым классом. С мечтами о такой роскоши я распрощалась еще в младенчестве, но: …смотреть первый вопрос в самом начале.
От обычного, то есть более дешевого, не доставшегося мне транспорта, автобус отличается не слишком, но сидеть в нем просторнее.
Сижу. Появляется молоденький приятный китаец и садится рядом. Я не против, молодые мужчины мне очень даже симпатичны, не то, что… Лучше развивать не стану, а то на личности перейдет, мою собственную затронет!
Едем. В автобусе атмосфера постепенно накаляется, сначала еще не включенным кондиционером, а потом любовью (не пугайтесь, все вышло так страстно, что почти дошло до скрябинского экстаза). Кондиционер можно было бы опустить, потому что его вскоре включили, но с него-то все и началось.
Однако прежде, чем рассказать об обещанном загадочном («Могучая кучка», может быть, и не совсем причем, или слегка причем, но надо заманить читателя!) китайско-русском романе, несколько слов об общем, то есть атмосферном, тоже страстно-экстатическом.
Два часа двадцать минут, потом станет ясно, откуда такая точность, стайка молодых, ужасно симпатичных юношей и девушек кокетничала невероятно, зазывая друг друга, что заражало и некоторые иные поколения, громкими репликами и заразительным смехом. Как у юношей не свернулись шеи, не знаю. Зафиксировала самого верного, неотступно смотрящего в сторону дам, и рта, не закрывающего ни на секунду.


Мне, конечно, хотелось поучиться у молодых, как надо соблазнять (хоть и поздно, но пригодиться всегда может,… для рассказа), но перед нами сидело старое поколение, не менее громкое, и заглушало молодое своим совсем не интересным мне старым опытом.
И я просто вынуждена была переключиться на своего китайца. Тоже юное поколение, да и страна особая, да и он с самого начала проявил особую заботу о моей, уже отвыкшей от заботы особе.
Возможность воспитанного тысячелетиями уважения к старшим, я коварно отметаю!
Китаец мне налаживал кондиционерный воздух с энтузиазмом и безо всякой моей просьбы (испанцы обычно ждут, когда их попросят), сразу же по-мужски решительно прекратив все мои попытки заняться техникой. Как жаль, что он не живет в моих деревнях!
Хотя вскоре воздух бил по моей обнаженной шее, переходящей в скромно приоткрытую грудь, бил холодной струей, а китайскому молодцу все было жарко, я таяла от проявленного внимания и даже попросила разрешения сфотографировать дракона на его руке.
Дракон вышел хорошо, правда, рука при этом кажется огромной.
НО ДЛЯ ТОЧНОГО ПОНИМАНИЯ ОБЪЕМОВ СЛЕДУЕТ ПРИСМОТРЕТЬСЯ К ДРУГОЙ РУКЕ.


Кондиционер был отрегулирован, и мой китаец, не выдержав напора реющей в воздухе страсти, заснул.
И тут-то все развернулось. Его ноги постепенно перемещались в мое пространство, а мои - в проход (мне везет на ноги, вспоминается голландец в самолете, кто не знает, пусть читает). Хотя автобус свободнее обычного, но проход постепенно катастрофически сужался. И вот уже горящий локоть храпящего спутника опасно приблизился ко мне и стал настойчиво впиваться в мой бок.
Я, конечно, люблю молодых мужчин, но не до такой же степени!
Пока я выискивала в голове возможные способы ненавязчивого прерывания сна, моя нога нажала на подставку для ног с такой, видимо, силой (не забудьте, что я сражалась, хоть и мысленно), что она, подставка, с громким лязгом свалилась вниз. Экстаз!
Тут он и проснулся.
И стал опять поправлять кондиционер, и я опять растрогалась и про локоть забыла.
Растрогавшись, расслабившись, под громкий соблазняющий и усыпляющий рокот раздающихся в воздухе любовных призывов, мы, дружно посапывая, слились в экстазе.
Экстаз, почти дошедший до кульминации, был перебит микрофоном с голосом водителя. Спросонья, не разобравшись в экстазе, я взглянула на часы.
Теперь понятно, откуда в рассказе такая точность? К ней и стремлюсь, документировать, хронометрировать, чтобы никаких сомнений……
Водитель, ровно два часа двадцать минут, терпел развертывающиеся в автобусе словесные ухаживания двух команд (о нашей тихой таинственности, он не подозревал), но, в конце концов, он не выдержал, тоже ведь не бесчувственный!
Засыпать не стал. Кричать тоже не стал, а попросил, очень вежливо… bajar el tono, por favor…..
Все сразу же смолкли. Любовные электрические разряды стали постепенно растворяться, и совсем исчезли.
Ко мне вернулось пост экстатическое просветление и ясное позитивное мышление. Оно, это внезапно раскрывающееся мышление, заставило срочно обратиться к новым китайским словам, ибо поняла, что весь их запас у меня позорно скуден - одно слово. Хотя я его хорошо помню, в отличие от иностранных других, и часто применяю на практике, тоже в отличие, но объяснить все про экстаз не смогу.
Но так как, всем уже ясно, что я открыта к новым опытам (всяческим, всяческим!), тьфу ты, опять интонации Франца появляются, то и другие слова выучить не прочь….
Однако глупости – прочь!

Когда мне удалось спросить по-китайски (повторить не решаюсь), как его зовут, он ответил КЮИ.

Вот так. Кюи……

Вскоре я попрощалась с ним: «Цей – дзень».
Без консультации не заучивайте, все-таки, автобус, любовные искры в окружающем воздухе, сонные экстазы с локтями….

Китайский Кюи, услышав от меня «до свиданья», к которому я для убедительности добавила еще «хэн – хао» (muy bien), выученное даже с написанием, одарил меня доброй улыбкой старых друзей, случайно встретившихся через много лет!
Вот ее, эту улыбку, я постараюсь не забыть…..

Кажется, все главное рассказано, все основные упоминания, даже о интернетном Франце, доведены до конца, все ответы на вопросы, особенно, риторические, получены.…

Но, послушайте, может воскликнуть строгий читатель, а что стало с рыбой?
О! Какой вкусный из нее получился ужин, а на десерт, чтобы предаться приятным воспоминаниям о разных улыбках разных лет, был выпит не фигурировавший в рассказе ликер…..
Tags: Поездки
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments