kseniapo (kseniapo) wrote,
kseniapo
kseniapo

Categories:

Концерты. Ужин во Дворце. Неожиданная кода

ДНЕВНИК № 197
Фестиваль Боккерини или радости моей жизни.
Часть третья, заключительная
               

29-30 сентября 2012 г.
Пришло время рассказа о концертах Фестиваля,
а в голове звучит: «Не хочется!».

Вот, что значит писать в своей жизни много рецензий и рассказывать о музыке! Теперь не хочется ни читать об этом, за редким исключением, ни, тем более, говорить и писать.
Да, еще в зале было очень темно, и фотоматериала нет!
Не хочется, но оставить повествование без продолжения и завершения мне чувство формы не позволяет!
Можете про концерты пропустить и сразу перейти
к Инфанту и ужину!
В рамках Фестиваля было два концерта.
По всему городку висели объявления,
иногда по два на маленьких киосках.
По радио тоже объявляли о Фестивале, и потому неожиданно приехали люди даже из Альмерии, протрясясь в дороге 6 часов.
Они есть на снимке Claustro в Монастыре, те, которые сидят на корточках в первом ряду, возглавляемые опекающей всех Кариной.
Зал был полон, но в нем было темно, так что документальных подтверждений не будет.
В первый день играл квартет “Armónico”.


Я сердилась, страдала, даже потом высказывалась нелицеприятно, а сейчас думаю: и что это так меня разбирало? Молодые ребята, еще совсем неоперившееся, играют лирично и точно. Нет яркости, контрастности стилей? Научатся, когда снимут школярское обучение. Лучше всего прозвучала «Молитва тореро» Турины.

Второй концерт был концертом совсем другого уровня. Ансамбль “Ritirata”. Три музыканта исполняли, в основном, музыку renacimiento и baroco на аутентичных инструментах.


Звучали флейта, виолончель, гитара и chitarrone или tiorba (с длиннющим грифом).
Играли очень хорошо! Получилась живая музыка.
В ансамбле “Retrata” есть разные составы.
Официальный сайт:
http://www.laritirata.com/

Руководит ансамблем Josetxu Obregón, виолончелист, член Общества Боккерини, потому его ансамбль выступает на ежегодных Фестивалях Боккерини, и наше Общество выпустило несколько дисков музыки Боккерини с его участием (диски очень хорошие).
Так как у меня пропали некоторые фотографии концерта, может, к лучшему, качество было ужасное, то я сконцентрируюсь на заключительном торжественном ужине. Но те фото с концерта, что остались, все же, помещу для колорита.
Ужин отложим пока.




Испанцы относятся к Фестивалю как к празднику, что совершенно естественно потому еще, что в словах праздничный (festivo) и фестиваль один и тот же корень. А праздник в Испании – это не только праздник искусства, танцев, огней и карнавалов, но и праздник, всегда сопровождаемый едой. Я когда-то писала о том, что еда для испанцев – это творчество приготовления, а для тех, кто вкушает ее, – искусство общения.
Не удивительно, что с концерта на машинах все поехали в Королевский дворец, где творили когда-то Боккерини и Гойя.
Прежде, чем поместить те фотографии, которые у меня не пропали, я напомню о хозяине Дворца в XVIII веке, пригласившем для работы этих двух выдающихся творцов.
Вот снова придется говорить о королевской фамилии, просто мода у меня в этих фестивальных постах! Неужели так изменились мои пристрастия? Нет, конечно. Но место и тема обязывают, кроме того, мне подарили книгу (книги множатся катастрофически, а ставить некуда!), так что придется показать, что ее читала.
Следующая фотография "У Дворца", сделанная при вечернем освещении и без фотошопа, содержит нечто загадочное: на первом плане появилось "привидение" с туфлей XVIII века, не иначе как Луис явился на ужин!


Инфант Luis de Borbón y Forneció (1727 – 1785) вместо трона,
потому что все королевские троны Европы были заняты, получил предложение стать кардиналом и архиепископ Толедо, потом - Севильи, но вскоре он оставил церковную деятельность и стал графом, а прославился более всего потому, что был меценатом и поддерживал художников и музыкантов, таких как Гойя и Боккерини. Не входя во все игры мадридского двора, скажу, что в результате их он оказался в Arenas de San Pedro. У него был роскошный Дворец, огромный штат прислуги, жившей в соседних домах, большая библиотека и собственный художник, писавший портреты его и его семьи, и собственный композитор, сочинявший определенное количество сочинений в год, которые тут же звучали в дворцовых концертах.
Да, еще у него была любимая молоденькая жена, правда, без королевской крови. Они поженились, когда Луису было 49 лет, а Марии Терезе 16. Понятно, что он был вначале счастлив, а она не очень. Пишут, что характер у нее был сильный и, по-видимому, простите, стервозный. Так что в конце жизни мягкий Луис настрадался достаточно, правда, она потом тоже была несчастна, так как после смерти Луиса у нее отобрали детей.
Гойя в своей картине кое-что из характеров подметил.


У всех сегодняшних испанцев Луис вызывает чувства самые добрые, а у тех, кто занимается Боккерини, подавно.
И те, кто сидел в этот торжественный ужин в вестибюле королевского дворца, рады были побывать в этом месте и приобщиться к прошлому, и радоваться настоящему, приятному общению с чудесными людьми.












А какую еду нам подавали!




Верьте: вкусно и красиво!!!!
А какой колоритный повар-то с Кариной!




И вот тут-то у меня сохранились фотографии улыбающихся солистов “Ritirata” и примкнувшим к ним придворным XVIII века.
Хосецку (Josetxu Obregón) попросил фотографа их снять.


Улыбается флейтистка, а в верхнем ряду справа, почти закрытый белым париком королевы стоит худенький лаутист.



И, наконец, «семейный портрет»



Когда, довольные и уставшие мы ехали в деревенский наш дом,
моя спутница вдруг произнесла «Улица Синагога», меня сразу взбодрил интерес, но усталость моих спутников, владельцев машины, не позволила мне просить их остановиться, и я оставила интерес до утра. И утром у меня возникла совершенно неожиданная кода.

                      Barrioó judío (Еврейский квартал)

30 сентября 2012 г.
Вот так и так получилось, что только накануне отъезда, я узнала, что живу не только в средневековом доме, но и в историческом еврейском квартале. Еще раз фотография дома – гостиницы.
Мы не знаем, кто в нем жил в средние века, но находится он в конце Еврейского квартала, примыкающего к Арабскому.


Арабский квартал ведет вниз к реке.
 Я же иду на поиски вверх.
Услышав вчера о существовании улицы Синагога, вспомнив, как мы искали и нашли синагогу в Берлине, и что одна моя виртуальная знакомая собирает изображение синагог по всему миру, я
вскочила чуть свет, чтобы отправиться на поиски улицы.
И началось восхождение на гору, в начале пологую.



Вскоре нашла улицу Синагога!
Порадовалась красивой вывеске


. В начале улицы - источник.


Думаю, что где-то здесь и должна была быть Синагога. Шестое чувство подсказывает, однако, что ее уже давно нет, но этому чувству верить не хочу.
Может быть, развалины?
А, может быть, она была выше?
И продолжаю восхождение на гору,
становящуюся все круче и круче.
Солнце, словно компенсируя предыдущие дождливые дни, уже вовсю жжет. Теперь тащу вверх не только себя, но и тяжелеющие с каждым шагом куртку, шарф, сумку. Болтающийся на груди фотоаппарат раньше мне казался значительно более легким!
Но упорно восхожу (вот, когда выстрелили белые кроссовки, с которых начиналось повествование о Фестивале), и даже дыхание не сбивается!
Что значит одержимость человека, надеющегося на чудо!








Улица уже почти закончилась, но синагоги нет. Единственные встреченные развалины - вряд ли она. Местные жители внизу ничего не знали, вверху же царит сонное безлюдье.


«По крайней мере, будем знать, что есть в Arenas de San Pedro память о старинном еврейском квартале и улица с названием Синагога, ведущая наверх!» - утешаю я себя.


И все же, вверху, в тишине и спокойствии под необъятным солнечным небом дух прошлого несомненно оживает!
Хотя Синагоги здесь нет, но ее видели величественные горы, и они знают, что она была в городе, оставшемся внизу, как были в нем Боккерини и Гойя, приглашенные Инфантом Луисом.











 
Tags: arenas de san pedro, barrio judio, boccherini, друзья
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 13 comments